Швеция, продвинувшаяся дальше всех стран в отказе от наличных денег, столкнулась со всплеском киберпреступности, пишет Bloomberg. В 2023 году кибермошенники украли у жителей страны около 1,2 млрд шведских крон, что вдвое больше, чем в 2021 году, а размер криминальной экономики Швеции, по оценкам правоохранительных органов, может достигать 2,5 % от ВВП.

По данным Национального банка Швеции, только 10% всех финансовых операций в стране сейчас совершаются с использованием наличных, а МВФ подсчитало, что в Швеции, наряду с соседней Норвегией, самое низкое в Европе количество банкоматов на душу населения. Эти изменения были обусловлены удобством и безопасностью цифровых платежей, а также усилиями по борьбе с отмыванием денег и уклонением от налогов. 

Но у медали за цифровизацию финансовых услуг оказалась обратная сторона: повсеместный отказ от наличных привел к резкому увеличению киберпреступности. “Мишенью” киберпреступников стала BankID — система цифровой авторизации, которой пользуются почти все взрослые жители Швеции для оплаты товаров и услуг и которая также выступает средством идентификации при заполнении налоговых деклараций. Эта система работает как онлайн-подпись: если она используется, то считается, что сделка совершена, и транзакция выполняется немедленно. Она была разработана шведскими банками, чтобы сделать электронные платежи еще быстрее и проще, чем передача пачки банкнот.

Один из распространенных методов мошенниокв — фишинг, когда злоумышленники отправляют людям сообщения с просьбой подтвердить свои личные данные, и после перехода по ссылке жертва вводит свои учетные данные на фальшивом сайте, предоставляя доступ к банковскому счету. По такой схеме, например, были похищено деньги со счета жительницы Швеции Эллен Бэгли, о которой рассказал в своем материале Bloomberg. Девушка попыталась продать одежду через мобильное приложение, но потом получила приглашение подтвердить свои данные в открывшейся ссылке BankID. После этого с ее счета было выведено более 10 тысяч шведских крон (примерно $1 тысяча). 

Однако украденные деньги не просто присваиваются, но и легализуются через сложные схемы отмывания денег. Киберпреступники создают подставные компании и фальшивые документы, чтобы получить доступ к шведской системе социального обеспечения. Эти деньги затем используются для получения официального дохода, на основании которого преступники могут получать пенсионные выплаты и другие социальные пособия.

“Используя сложные сети подставных компаний и подделывая документы, чтобы получить доступ к шведской системе социального обеспечения, изощренные мошенники превратили Швецию в «Кремниевую долину криминального предпринимательства», — заявил Даниэль Ларсон, старший прокурор по борьбе с экономическими преступлениями.

Чтобы противостоять росту цифровой преступности, шведские власти заставляют банки ужесточать меры безопасности и закрывать “лазейки” преступникам, однако эти меры должны быть сбалансированы, чтобы не замедлить развитие экономики и в то же время не подорвать доверие потребителей. Также ведется работа по созданию государственного цифрового идентификатора для повышения уровня безопасности.

Кроме того, финансовые власти страны обратились с призывом к банкам взять на себя возмещение убытков клиентов, которые были обмануты при совершении переводов — по такому пути, например, пошла Великобритания. Однако пока в Швеции не будут приняты подобные правила, шансы на возврат денег у таких пользователей, как Бэгли, невелики, отмечает Bloomberg. Она сообщила о краже своих денег в Национальный совет по потребительским спорам Швеции и попыталась привлечь внимание  общественности к проблеме через социальные сети, но пока эти шаги успехом не увенчались. По ее словам, ей приходилось “преодолевать неловкость и стыд за то, что ее обманули”, и многие из ее подписчиков в соцсетях сознавались в аналогичных чувствах.